Хватит питаться «гамбургерами»

Интервью с Председателем Общественного благотворительного фонда «Возрождение Тобольска» Аркадием Григорьевичем Елфимовым.

Корреспондент: Аркадий Григорьевич, в Год Культуры Общественный благотворительный фонд «Возрождение Тобольска» отметил своё 20-летие. В Вашем отчёте можно прочесть, что каждый год из этих 20-ти – это год и «культуры», и «литературы», и «Русской истории». И с этим трудно не согласится, если даже совсем поверхностно ознакомиться с сайтом фонда. Вся деятельность Вашей организации – это борьба с «духовным Чернобылем» и постоянное напоминание нам всем, что «граница между духовностью и бездуховностью проходит там же, где граница между истиной и ложью, между подвигом и предательством, между Богом и дьяволом». И всё-таки заканчивается год, объявленный президентом Годом Культуры. Чем для Вас он был особенным, отличным от других лет?

Аркадий Елфимов: Благодарю за внимание к нашему сайту, с которым ежемесячно знакомятся около 2000 человек, среди которых – литераторы, историки, библиотекари, искусствоведы, культурологи, студенты… От многих наших читателей мы также получаем и письма, в которых содержаться не только слова признания, но – боль и молитва за Родину, и не просто слова: многие же предлагают нам свою посильную помощь – материальную, интеллектуальную

Только вот сама формула «Год Культуры» вызывает у меня некоторое отторжение. Хорошо, 2014-й – Год Культуры, а потом, что, культуры уже нет? Ах, да, 2015-й объявлен Годом Литературы. Но литературой и культурой жить мы должны ежедневно, но что под ними подразумевает власть? У нас ведь к деятелям культуры относят и Пугачёву с Петросяном, а насчёт литературы очень хорошо сказал в своём недавнем интервью руководитель Союза писателей России Валерий Ганичев: «Еще с конца 80-х годов, внушался всем нам ложный тезис о том, что для литературы будет лучше, если государство не станет вмешиваться в литературный процесс, если собственной политической позиции в отношении к литературе у государства не будет. На самом же деле – политическая позиция никуда не подевалась. Напротив, она даже стала куда более жесткой, чем, например, в последние десятилетия советской власти. Но вырабатывалась она уже не в Кремле, а за рубежом. Там стали очень уж избирательно переводить наших российских авторов и награждать их самыми престижными премиями. А наше государство за счет нашего же бюджета затем посылало именно этих писателей на зарубежные книжные ярмарки, составляло из них списки делегаций на разные зарубежные литературные мероприятия, якобы для укрепления литературных связей, якобы для продвижения русского слова, обеспечивало им поездки по городам и весям России для встреч с нашими читателями. И в первую очередь, лишь отобранными за рубежом авторами пополнялись, опять же, за счет нашего бюджета, наши библиотечные фонды. Разумеется, и писатели, и многие самые уважаемые деятели культуры возмущались таким печальным положением дел. Но ответ был один: этих писателей уже знает весь мир, а значит, они и есть величайшие представители современной русской литературы!»

Воистину, кто не заботится об армии своей, тот кормит армию оккупантов! Так вот фонд «Возрождение Тобольска», по мере своих сил и возможностей, «кормит» свою «армию».

Корр.: И всё-таки поговорим об уходящем «Годе Культуры»…

А. Е.:Да, пожалуй, 2014 год был как никогда напряжённым в реализации наших программ, и, в результате, многое удалось сделать. Мы осуществили четыре выпуска альманаха «Тобольск и вся Сибирь»: «Тара», «Курган», «Якутск», «Бийск». То есть, это уникальное, масштабное, дорогостоящее издание, определяемое формулой «Книга как произведение» искусства, по факту – периодическое, регулярное. И, являясь по форме коллекционным, оно в то же время – доступно каждому, поскольку все книги альманаха, равно как и другие наши издания, мы безвозмездно отправляем в библиотеки, писательские и другие культурные организации.

Вышли новые книги в «Библиотеке альманаха “Тобольск и вся Сибирь”»: «Медвежья Родина» М.Е. Трофимова и «Художественные издания сказки П.П. Ершова “Конёк-Горбунок” из библиотеки А.Г.Елфимова».

Совместно с Администрацией г. Тобольска мы провели чтецкий марафон: школьники и студенты, рабочие и домохозяйки, преподаватели и музейные работники, чиновники и предприниматели, в общем, все те, для кого дорога память о нашем великом земляке и его великом творении, читали «Конька-Горбунка» Петра Ершова. Кто пару строк, кто пару строф, а кто и полностью – двадцать четыре часа…

В серии «Сибирский художественный музей» фондом издан словарь омского искусствоведа В.Ф. Чиркова «Изобразительное искусство Сибири XVI – начала XXI века», и это издание отмечено Золотой медалью Российской Академии Художеств.

Не могу не сказать и о выходе в свет книжного шедевра «20 имён Тобольской истории», выпуске новых медалей из серии «Славен град Тобольск»; организация же и проведение различных художественных выставок – дело для нас давно обыденное. Не по значимости и содержанию, а по своей регулярности. Впрочем, трудно перечислить всё, что сделано нами в рамках одного интервью, вот вы упомянули уже отчёт фонда за 2013 год, а это – почти 300 страниц текста. Не менее внушительным будет выглядеть и отчёт за год уходящий…

Корр.: Вы мне подарили Вашу книгу «Художественные издания сказки П.П. Ершова “Конёк-Горбунок” из библиотеки А.Г.Елфимова» – замечательная у Вас коллекция. Я знаю, что издание этого каталога Вы приурочили к 200-летию со дня рождения П.П. Ершова, которое будет отмечаться в марте 2015 года. Расскажите, как формировалась эта коллекция и Ваше отношение к этому сибирскому и общечеловеческому литературному памятнику?

А. Е.:В нашем обиходе достаточно недавно (как я заметил) появилось такое выражение – «без фанатизма». Так вот, я без фанатизма собирал издания сказки «Конёк-Горбунок» на протяжении почти трёх десятков лет, и сейчас моя коллекция насчитывает экземпляры 113 изданий. Хотя, считаю, мог бы через интернет за эти годы прикупить гораздо больше, и «обойти» известного советского библиофила Николая Ивановича Суровежина, который собрал более 200 изданий сказки, а также иллюстрации и статьи о ней, о жизни и деятельности ее автора, фигурки из фарфора и глины, марки и открытки, посвященные «Коньку-Горбунку». А впервые Николай Иванович услышал сказку из уст неграмотной бабушки-крестьянки, а уж затем прочитал…«Я хотел, чтобы мои книги не были в заточении, а работали и служили людям», – так решил когда-то Суровежин, начав пропагандировать книгу через её эстетическое восприятие, организовав свои знаменитые «суровежинские четверги», которые за 30 лет посетили более 20 тыс. человек, и для многих эта встреча стала важной вехой в жизни. А все началось с любви к бессмертному произведению Ершова…

Такой же важной вехой становится для людей и встреча с изданиями нашего фонда, судя по многочисленным откликам на них. Наши книги «служат и работают».

Что же касается моего отношения, нет, не к памятнику, а к бессмертному, стало быть, вечно живому творению человеческого гения, то само издание, о котором вы спрашиваете, даёт ответ на ваш вопрос. Каким недюжинным талантом нужно было обладать, чтобы сказка ещё совсем безвестного автора вызвала восторг просвещённых и авторитетнейших умов русской культуры, да ещё в то время, когда литературно обработанная народная сказка и сказка по фольклорным мотивам, романтическая история на основе устных преданий были в моде, являлись веянием времени! История русского сибирского Ивана из «Конька-Горбунка» – это история взросления души. Душа человека раскрывает свою божественную сущность, растет и возвышается не внезапным и чудесным образом, а благодаря нелегкому и упорному труду. Такой труд называется подвигом. Мораль же всей сказки (она же – народная мораль): жить честно, не жадничать, не красть, быть верным своему долгу и слову. Уместно здесь привести слова университетского друга Ершова, писателя А.К. Ярославцова: «Смысл сказки является таким: необузданные желания губят человека даже и на высочайшей ступени земного величия».

В этой мысли заключена глубокая истина, поэтически выраженная Ершовым с гениальной легкостью и свободой. И она особенно важна сейчас, когда известные силы так настойчиво пытаются оглушить и вывалять в испражнениях бездуховности новое поколение, чтобы ему и в голову не пришло, что можно жить иначе, нежели как в канализационной трубе.

Что касается дарения мне изданий «Конька-Горбунка», то о каждом дарителе можно рассказывать долгие истории. Среди них – Стрижов А.Н. – литератор, удивительный энциклопедист; мой друг Дубинсий С.Р. – бизнесмен, историк, коллекционер, подаривший мне издание «Конька» 1909 года; известный в России библиофил из Новосибирска Савченко С.А.; коллекционер карт из Москвы Булатов А.М.; удивительный человек и художник из Санкт-Петербурга Казимова Н.И., генеральный директор издательства «Белый Город», подаривший своё роскошное и очень дорогое издание Чеченев К.В., и многие другие наши замечательные современники…

Корр.: Вы как-то цитировали А. Энштейна, который говорил: «Вопрос, который ставит меня в тупик: сумасшедший я или все остальные?». Ваши увлечения – коллекционирование, фотография, устройства парка, книгоиздание, меценатство, наконец – как-то отличают Вас от остальных наших состоятельных современников?..

А.Е.: Увлечение подразумевает исключительно личные интересы. Или, как говорит всезнающая Википедия, – то, чем человек любит и с радостью готов заниматься в своё свободное время». Для кого-то – это хождение в лес на шашлыки, для кого-то – «боление» за футбольную команду. Но у меня практически нет свободного времени, и всё, чем занимается фонд «Возрождение Тобольска» и соответственно Ваш покорный слуга (книгоиздание, благотворительная деятельность, выпуск памятных медалей, художественных книг и фотоальбомов и т.д.) направлено на решение просветительских, сиречь государственных задач: помнить и понимать историю своей страны – значит видеть, куда двигаться в будущем.

Такого понятия как выходной день для меня почти не существует, и вот, последние четыре праздничных выходных дня в ноябре по сложившейся уже традиции я провёл в рабочем кабинете. И, отложив в один из дней различные нескончаемые «текущие вопросы», начал перечитывать «Поэзию сада» Д.С. Лихачёва, и вот – мысль оттуда: «Способность понимать различные искусства особенно ценилась в обществе с XVIII века, ценилась и способность творить в разных искусствах. Для представителей высшего класса общества необходимо было проявлять интерес к живописи, скульптуре, архитектуре. Это был “essential attribute” (“неотъемлемый признак”) воспитанного человека. Признаками хорошего вкуса были, прежде всего, сад и парк, их устройство». Но мои интересы – они не ради интересов, не ради того, чтобы в каком-то определённом кругу считаться «воспитанным человеком», поскольку даже строительство парка, о котором вы упомянули, это создание своего рода музея истории и культуры Тобольска в естественных, природных условиях, куда будут приходить все желающие, иными словами, и здесь речь идёт о решении просветительских задач. Кстати, не мной же сказано, это есть во всех культурологических учебниках: диалектика развития культуры раскрывается во взаимодействии человека с природой.

Корр.: Да, но сейчас «неотъемлемыми признаками» представителей «высшего класса» считаются наличие конкретного банковского счёта, определённой марки автомобиля и всё такое…

А.Е.: А кто вам сказал, что эти люди и есть «высший класс»? То, что многие нынешние «состоятельные люди», манагеры устраивают в области культуры – это бандерложьи кривляния. Для справки: Киплинг так пишет о бандерлогах: «Они все собираются избрать себе вожака, составить собственные законы, придумать собственные обычаи, но никогда не выполняют задуманного, потому что их памяти не хватает до следующего дня. В оправдание себе обезьяны сочинили поговорку: “То, о чём Бандарлог думает теперь, джунгли подумают позже“». Помните, Бандерлог похищает Маугли, заметив его сходство с обезьянами. Маугли не может удержаться от смеха, слыша, как обезьяны твердят: «Мы велики! Мы свободны! Мы достойны восхищения! Достойны восхищения, как ни один народ в джунглях! Мы все так говорим – значит, это правда!» И что там за «неотъемлемые признаки»? – Игры взрослых людей: яхты, самолёты и вертолёты, казино, путешествия. А зачем? – Вовсе не для того, чтобы мир познать, а чтобы «себя показать». Но в смраде нашей действительности надеюсь, что смрад либо закончится, либо люди достойные доживут свою жизнь, даже и в смраде этом, в их высоком, богоподобном человеческом образе. Дело-то не в том, чем и от кого я отличаюсь. Ну вот есть, к примеру, некий состоятельный и влиятельный человек. Не важно, кто он, чиновник или бизнесмен, скажем так – это собирательный образ: он вкладывает деньги исключительно в собственное обустройство, даже вкладывая их в значимые для экономики страны проекты, поскольку печется в первую очередь о личной выгоде, и какие уж там «интересы государства», если вкладывание средств в развитие культуры он считает сумасшествием. Или он вкладывает деньги в «раскручивание» какого-нибудь очередного эстрадного глиномеса, в очередные «поющие трусы», или в издание, как это принято говорить, «про себя любимого», и я никогда не пойму, разве разумному человеку, не сходя с ума, можно пропускать сквозь себя всю эту несусветную муть хоть одну минуту?..

Корр.: А почему эти люди имеют такие художественные вкусы?

А. Е.: Очень хорошо на этот вопрос ответил поэт Юрий Кублановский: «Они любят то искусство, которое их не отменяет, не отменяет их психологии, их образа существования. И это вполне объяснимо: ведь настоящее искусство учит нравственности, самоограничению, духовному самовоспитанию, а это всё противоречит наживе и безудержному потреблению». Наверное, и в этом есть доля истины. Во многом наша жизнь меняется из-за слома русской ментальности и перекраивания её на западную модель. И если на нашем евразийском пространстве веками складывалась система ценностей, во главе которой стоит совесть, то на Западе давно сформировалась цивилизационная матрица, во главе которой стоит выгода.

Есть и другой аспект. Геббельс заявлял: «Дайте мне в руки СМИ, и я любой народ превращу в стадо свиней!» Украина, где за несколько десятилетий было воспитано фашистское поколение, наглядный тому пример. А убрать въевшуюся в душу человека фашистскую идеологию увещеванием, разъяснением, просвещением и т.п. вряд ли кому удастся. «Прозрение» у фашистов обычно наступает «в сорок пятом». После того, как прольётся кровь миллионов. И последствия нынешнего отношения к культуре власть имущих будут для нашей страны гораздо тяжелее, чем прорехи в обороне, в экономике. Изменения в душах людей ведут к необратимым последствиям. Ослабление государства шло (и идёт) по многим направлениям, но именно в области культуры наносится главный удар. Цель всё та же – выхолостить душу народа. Разложение общества изнутри менее заметно и не всегда принимается в штыки, как, к примеру, в области обороны или сельского хозяйства, но оно куда более убийственно для государства и нации.

Переписывание истории, переоценка прошлого, свержение кумиров, ирония и насмешка разрывают хрупкую нить исторической памяти, изменяют энергетический потенциал культуры. Великие «отцы» становятся забытыми «дедами», новые памятники (сейчас это так называемая «парковая скульптура») противоречат прежним ценностным ориентирам, мемориалы становятся бесхозными, книги оказываются ненужными. Примеров тому масса.

Корр.: А есть ли другие примеры, положительного свойства?

А. Е.: Уинстоном Черчилль, понятно, не мой герой, но вот его определение: политик думает, как сегодня удержаться у власти, а государственный деятель думает о будущих поколениях государства. Относительно недавно свела меня судьба с таким государственным деятелем – Леонидом Константиновичем Полежаевым. Более двадцати лет он был Губернатором Омской области, и даже в самые трудные, кризисные годы, находил возможности строить библиотеки, театры, храмы. Но, сложив с себя губернаторские полномочия, не подался ни в бизнес, ни в «нефте-золотоносные структуры» каким-нибудь «советником», хотя, насколько мне известно, предложения были. Все свои знания, всю свою энергию Леонид Константинович положил на создание благотворительного фонда «Духовное наследие», чья деятельность полностью соответствует своему названию. И, конечно, наши фонды, что называется, не могли «не найти друг друга», и на сегодня мы осуществили совместный выпуск нашего альманаха, посвященного одному из первых сибирских городов – Таре, и вот уже около года нами ведётся работа над многотомным изданием «Сибиряки и Победа», посвящённого участию сибиряков в окончательном разгроме гитлеровской Германии, освобождении Европы от фашизма, трудовому подвигу сибиряков в тылу, который, по сути, и был настоящим «вторым фронтом». И, честно вам скажу, я до конца не был уверен в том, что фонду «Возрождение Тобольска» своими силами удалось бы осуществить этот проект, не прими в нём участие Леонид Константинович Полежаев…

Корр.: Вам никогда не спрашивали: зачем вам все это надо?

А. Е.: Спрашивают постоянно. Наверное, не понимая, что информационная война, которая сейчас ведётся против России, – это не состязание в пиаре, а драка всерьёз. Что в эту войну государства, прежде всего США, вкладывают огромные средства. Вспомним булгаковского профессора Преображенского: разруха-то не в клозетах, а в головах. Все эти «оранжевые» революции, «майданы» – следствие крупномасштабной идеологической диверсии извне. И потом, дураки никогда не построят хорошие дороги, они вообще никаких не построят, сколько бы средств в них не вкладывали. Дураки не смогут заниматься наукоёмкими производствами, хотя сейчас многие поставлены заниматься тем, к чему интеллектуально и нравственно не пригодны. Человек не читающий, духовно бедный, ограниченный не может в полной мере разобраться и в экономических вопросах, или «разберётся» так, что оставит после себя одно пепелище.

Учеба, упорное прогрызание гранита знаний – это прежде всего чтение, причем отнюдь не легкое. Чтение, запоминание – а потом работа в лаборатории или на технике. Но цифровой слабоумный ненавидит чтение. Для него оно – пытка. Он ничего не может запомнить. И вот тут ему на «помощь» приходят не только из-за «бугра», но и собственные прозападные «властители дум», похожие на закормленных тельцов, вполне комфортно чувствующих себя в разоряемой ими же России, но не брезгующих также и «заграницей». Впихивают в слабые мозги и пустые души «западные ценности». Да, в краткосрочном плане полив дерьмом своего родного, может, и служит в помощь глупым детям: если наши предки – «отстой» с их моралью, то на их фоне мы, хоть трижды жулики и негодяи, ещё о-е-ей! Но дальше это неизбежно вострит мировые вилы против нас: раз наши корни все в дерьме, и вырасти из них может одно дерьмо! И в противовес такой мысли, вбиваемой моральными уродами в нашу основу, супостаты прельщают их незыблемыми, от Шекспира до Обамы, «западными ценностями»: вот где все о-го-го! И народ, в любой войне воюющий только от души, уже в каком-то, не дай Бог, несчастном случае с таким манером вынутой середкой не будет ни воякой, ни защитником себя!

Потому-то моя позиция следующая: те, у кого есть средства и возможности их находить, должны до последнего рубля вкладываться в нравственное, интеллектуальное сохранение нации. В противном случае не выживет никто. И пусть, к примеру, я при этом стану последним нищим, но умирать буду спокойно, не думая о том, на какой сковородке меня будут жарить в аду… Так что и наша благотворительная деятельность никакое не «увлечение».

Справедливости ради, скажу, что всё это началось не сейчас. Почитайте малоизвестный роман Николая Лескова «На ножах» (его не жаловала ни дореволюционная критика, ни советская, не жалует и либеральная). Эпиграфом к нему могли бы послужить слова одного из его героев – Светозара Водопьянова: «Я видел Русь расшатанную, неучёную, неопытную и неискусную, преданную ученьям злым и коварным, и устоявшую!» Лесков разоблачил один из распространённых способов многовековой массовой мимикрии противников Христа. Таким, как они, «нужен столбовой дворянин», чтобы под прикрытием «знатных фамилий» пробираться на руководящие должности, занимать ключевые посты в государственных и общественных учреждениях России с целью кабалить, разлагать и уничтожать коренное население страны, глумясь над его идеалами и православной верой; служить не Богу, а мамоне; безбожно обогащаться, получать свои барыши, выгоды, прибыли и сверхприбыли.

Лесков выявил самые разнообразные типы продажных, беспринципных дельцов – «деятелей на все руки» сатанинской закваски. Их «направление», как смертельная зараза, распространяется бесами – губителями душ. Так, «медицинский студент Чёртов», ради заработка готовя ребятишек к поступлению в приходское училище, внедряет в детские головы и сердца безбожие, атеистическое презрение к Священному Писанию. Характерна зарисовка экзамена:

«– А Закон Божий знаешь? – встрел поп.

– Да коего лиха там знать-то! – гордо, презрительно, гневно, закинув вверх голову, рыкнул мальчуган, в воображении которого в это время мелькнуло насмешливое, иронически-честно-злобное лицо приготовлявшего его студента Чёртова»

Корр.: Вы издаёте и очень дорогие книги, как они-то могут повлиять на мировоззрение того же молодого поколения?

А. Е.: Во-первых, есть книги куда дороже, если говорить о материальной составляющей. Например, британский предприниматель Роджер Шашуа, являющийся автором книги «Танцуя с медведем» рассказывает о том, как он заработал в российском выставочном бизнесе 100 миллионов фунтов, и о том, как удалось ему «приручить русского медведя» и стать мультимиллионером. Несколько лет назад это издание увидело свет в Лондоне. Обложка книги украшена 600 бриллиантами. Стоимость книги превышает 6 миллионов долларов. Ну и что? Это и не книга, если мы говорим о кладези разумного, доброго, вечного, и не произведение книжного искусства, а как раз отрыжка «западных ценностей».

Вероятно, под одной из дорогих моих книг вы подразумеваете фолиант «20 имён Тобольской истории». Разве книга о Ремизове, Менделееве, Алябьеве и других выдающихся наших предшественниках не заслуживает особого отношения к себе? Разве не заслуживает она памятника? И – сама по себе, и – особенно – если её героями становятся те, кто жизнью своей, делами и подвигами на вечные времена вошёл в анналы Истории. Те, без кого трудно представить Родину – и великую, и малую. Но может ли сама книга быть памятником – не надгробным, но – живым? Собственно, если мы говорим о книге, а не её эрзаце, то у каждой из них есть душа. Должна быть. Страницы этой книги, созданной талантами художников Нины Казимовой и Ивана Лукьянова, – золотые Листы Памяти о людях, в чьих судьбах и созданных образах современный русский человек найдет что-то своё, что вдохновит его на спасение мира в целом и России в частности.

И потом, есть среди новых состоятельных людей есть те, кто понимает, что детям и внукам надо завещать не дорогой «Лексус», который обесценивается в год почти на треть цены, а «нетленку» – произведения искусства. Фонд за последние пять лет выполнил два уникальных книжных проекта: цельногравированную книгу «Возвращение тобольска» и «20 имён Тобольской истории», с ними может ознакомиться каждый – на нашем сайте…

Увы, многим нынешним юным вообще никакие книги не нужны, такие «вкусы» им привили. Уходя в виртуальные иллюзии, они теряют крылья, еще не обретя их. Лишаются пассионарности. Не могут больше сворачивать горы, превращаясь в опасных и порочных идиотов…

Корр.: И как нам всем жить дальше? Чем дальше будет жить Ваш фонд?

А.Е.: Жить умом пращуров, а не питаться «гамбургерами» литературы и искусства – вот народная русская стезя. «Макдональдсы» закрываются. Пора делать ревизию в образовании, воспитании, культуре. Нечего глядеть в рот Западу, который давно демонстрирует зубные протезы.

Есть реальный путь не только инерционного, пока что, движения, но и набора силы и мощи. Просто надо действовать САМИМ.

Сегодня много говорится о поисках того, что может объединить всех нас. «Выплывают расписные челны» глобальных проектов и программ, делаются заявления с высоких трибун, но дальше деклараций дело, как правило, не идёт.

Недавно известный публицист и писатель Александр Проханов, находясь в Тобольске на юбилее нашего Фонда, отметил, что «не удаётся консолидировать граждан на большом спектре вопросов. И эти разрывы, разломы приводят к огромным утечкам социальной энергии. Смута отвлекает народ от решения кардинальных проблем. Это не может длиться вечно…»

Не может. Но для этого необходимо и каждодневное взросление души, невозможное без сохранения святынь исторической памяти, святынь единокровного родства между прошлым и настоящим, без чего о будущем говорить не приходиться. Собственно, без того, чем занимается на протяжении своей двадцатилетней истории Фонд «Возрождение Тобольска».

Юрий Михайлович Лощиц в романе о Гончарове написал от лица героя: «Слаще нет на земле чувства, чем то, когда получается». Пока получается реальный результат – этим и живём.

Корр.: Спасибо за беседу!

Беседовала: Анастасия Найданова.

Read 16089 times Last modified on Friday, 12 December 2014 11:52

The Tennessee Titans have rescheduled practice so they can watch the first eclipse to grace the continental United States in 38 years. Elvis Dumervil JerseysThe Baltimore Ravens prefer to watch film.

During the peak time to see the cosmic event, Joe Flacco Jerseysthis Monday, the Ravens will be sitting in meetings.

Ravens coach John Harbaugh asked Saturday whether the eclipse could be seen in Maryland. A reporter told him that the sun will be 80 percent covered by the moon.

"Eighty percent? It's not 100 percent here?" C.J. Mosley JerseysHarbaugh said with a smile. "We're chasing perfection here."

If the Ravens were to do something, the team would need to find a lot of protective glasses.

"I don't want to blind anybody," Harbaugh said.

To put it in perspective, Dennis Pitta JerseysHarbaugh was in high school and general manager Ozzie Newsome was in his second year as a Cleveland Browns tight end when the last eclipse could been seen by the entire United States.