Корреспонденция фонда

В адрес фонда «Духовное наследие» поступают обращения и вопросы по различным темам, на некоторые из них дает ответ президент регионального фонда «Духовное наследие» Леонид Полежаев.

Вопрос: Как Вы считаете, что будет дальше в экономике страны, и каким образом происходящие собятия отразятся на Омской области?

Только ленивый сейчас не говорит об экономике, курсе рубля, инфляции. Все это есть и определяется общим состоянием мировой экономики, составной частью которой является и экономика России. Будучи встроенной в мировую систему как сырьевая, экономика страны зависит от мировых цен на углеводороды. Сейчас конъюнктура цен идет на понижение, естественно это влияет на формирование доходной части федерального бюджета. В этих условиях необходим особый режим экономии во всех сферах деятельности, хотя он важен в любых случаях. Нельзя думать, что это катастрофически скажется на уровне жизни и развитии страны, а, следовательно, и Омской области. Что касается курса рубля, это, безусловно, заботит держателей валюты, но их 5-7% от всего населения страны, остальные имели и будут иметь дело с рублем, в какой бы зависимости от валюты он не был, - другого не дано. И надо полагать, что Правительство вряд ли опустит рубль ниже существующих значений.

Вопрос: Недавно вышла в свет книга об истории города Тары. Что Вы намечаете издать в ближайшее время? Кстати, книга о Таре вызвала большой интерес у читателей и краеведов.

В этом году, кроме участия в издании книги о Таре, фонд выпустил еще 2 книги. На мой взгляд, тоже интересные. «Вера», так называется книга-альбом о знаменитом омском тренере по художественной гимнастике Вере Ефремовне Штельбаумс. Она хорошо известна в мировой гимнастике и, к сожалению, о ее заслугах не так часто говорят в Омске. Рассказать о ней  - легендарном талантливом специалисте, воспитавшей целую плеяду мировых и олимпийских чемпионок, - было целью этого издательского труда. Вторая книга - об очень ярком спортивном явлении, Сибирском Международном марафоне, которому в этом году исполнилось 25 лет. Что я могу сказать?  Этот год работы фонда выдался очень насыщенным. Сейчас ведется работа над несколькими проектами, среди которых наиболее важен, на мой взгляд, юбилей 70-летия Победы в Великой Отечественной войне. Хотелось бы сделать хорошо, чтобы это был эмоциональный подарок оставшимся с нами участникам войны и молодому поколению.

Вопрос: Что Вы считали для себя важным восстановить к 300-летию города из утраченных памятников архитектуры?

Если перечислять все, что хотелось бы восстановить, пальцев на руках и ногах не хватит. Я не фантазер и никогда им не был, и если определял для себя приоритеты, то говорил о планах городу и просто делал. Для меня и сейчас представляется важным восстановление духовной святыни города - Воскресенского Собора. У него большая и интересная история, заслуживающая возвращения городу. Я не оставил этой идеи, и сейчас фонд занимается поиском достойного спонсора. Наверное, поиск бы уже увенчался успехом, если бы не тревожные события этого года, как в экономике, так и в политике. Но это, надеюсь, все равно уляжется. И тогда цель заметно приблизится и станет более реалистичной. Главное, что есть единомышленники: те, кому небезразлично культурное и духовное наследие Сибири и Омска, даже если здесь эти люди не живут.

Вопрос: Как себя чувствует Владыка на покое Феодосий? Мы справлялись о его здоровье в нескольких омских храмах, но нам отвечали уклончиво. Подскажите, где можно узнать о его самочувствии, может, ему необходима помощь?

Много звонков и посетителей, интересующихся состоянием здоровья митрополита Феодосия. Могу сообщить, что Владыка, по-прежнему стойко борется со своим недугом. Поражает воля и мужество этого человека. Только одно это говорит о том, что веря его пастырскому слову, ободряющему людей, в нем не ошиблись тысячи омичей, слушавшие его молитвы. Сейчас ему непросто, но рядом с ним постоянно преданные и любящие люди, не оставляющие его наедине с недугом. Он получает нужную врачебную помощь и лекарства, общение с ним по-прежнему интересно. Он неравнодушен к оставленной пастве, молится за здоровье и благополучие всех омичей.

Вопрос: Многие омичи ждут от Вас книгу, где бы Вы рассказали о том, что пришлось пережить в 90-е годы после разрушения СССР. Как складывался управленческий механизм, и как Омской области удалось избежать многих негативных явлений в экономике, культуре, социальной политике?

Для того, чтобы писать книгу, нужно быть уверенным, что эта книга востребована временем и найдет своего читателя. Писать книгу, чтобы удовлетворить себя, дело, на мой взгляд, вообще недостойное. Понимая, что такого интереса и такой востребованности нет, я совершенно не задумываюсь над такой задачей. Полезнее, если я свой ресурс истрачу на издание интересных со всех точек зрения исторических и общественных тем.

Вопрос: Почему Вы никак не выскажитесь по вопросу Крыма и российско-украинских отношений?

Во-первых, я далеко не эксперт по вопросам внутренней и внешней политики страны, чтобы давать какие-либо оценки. Эфирное время и экраны телевизоров наполнены оценками специалистов и дипломатов, дающих исчерпывающую информацию по этой важной теме. А выводы пусть делает каждый самостоятельно.

Read 18417 times Last modified on Monday, 27 October 2014 17:46

The Tennessee Titans have rescheduled practice so they can watch the first eclipse to grace the continental United States in 38 years. Elvis Dumervil JerseysThe Baltimore Ravens prefer to watch film.

During the peak time to see the cosmic event, Joe Flacco Jerseysthis Monday, the Ravens will be sitting in meetings.

Ravens coach John Harbaugh asked Saturday whether the eclipse could be seen in Maryland. A reporter told him that the sun will be 80 percent covered by the moon.

"Eighty percent? It's not 100 percent here?" C.J. Mosley JerseysHarbaugh said with a smile. "We're chasing perfection here."

If the Ravens were to do something, the team would need to find a lot of protective glasses.

"I don't want to blind anybody," Harbaugh said.

To put it in perspective, Dennis Pitta JerseysHarbaugh was in high school and general manager Ozzie Newsome was in his second year as a Cleveland Browns tight end when the last eclipse could been seen by the entire United States.