Корреспонденция Фонда

Вопрос: Вы занимаетесь нужным делом, участвуя в формировании культурной и исторической преемственности и в Омской области и в Сибири. Насколько востребован обществом интерес к этому наследию? По-моему глубокому убеждению и по тому, как вольно различные СМИ и литература интерпретируют нашу историю и культуру, тем самым формируя, особенно в молодом поколении, свое представление об историческом и культурном наследии, Ваш голос вряд ли может быть услышан. Скажите, я прав или нет?

Серегин Н.И. – Ветеран труда

- Вы не правы. Конечно, за последние 20 лет много мусора высыпано на наше историческое наследие. Не скажу, что там все неправда, но эта правда преподносится с таким самоуничижением, что задумаешься, кто и для чего пишет это, кому хочет угодить или кого в чем-то разуверить? Много сделано для того, чтобы мы были Иванами, не помнящими родства. Слава Богу, что власть уже осознала, что без всеобщего сохранения исторической памяти, никакого будущего у страны нет, как нет и того духовного подъема, без которого невозможны никакие экономические достижения. Поэтому не надо кричать, чтобы быть услышанным. Нужно терпеливо и вдумчиво заниматься тем, что рано или поздно все равно будет востребовано обществом, лучше, конечно, рано. Но самое главное, чтобы люди, искренне желающие обновления и оздоровления, пришли к этому времени не с пустыми руками. Я долго жил в Средней Азии и наблюдал с интересом, как они, еще в Советское время, по крупицам, больше из мифов, собирали историю своего народа.

Я образно сравнивал это с работой декханина, запускающего воду в рисовый чек. Он делает одну канавку вдоль поля, затем из этой канавки делает много ответвлений ручейков, и они постепенно покрывают водой все поле. Тяжелый труд, сам пробовал. Но нельзя думать, что труд писателя, историка, исследователя легче: все состоит из таких ручейков. Если пугаться труда, не делать этого, ручейки не дойдут до растения, и это поле засохнет. Так и с человеческим обществом: если не питать корневую систему человека исторической памятью, культурой, это древо человеческой жизни засохнет, так уже было со многими.

Вопрос: Вы помните, ровно 10 лет назад, в апреле Омский «Авангард» стал чемпионом России?

- Да, это были часы триумфа Омского хоккея. Я ехал ночью по городу в аэропорт, встречать команду из Магнитогорска. Все улицы были заполнены восторженными людьми, носились машины с флагами, возбуждение было предельным. У Ленинградского моста все было заполнено народом, который сплошным потоком пешком двигался к аэропорту. Трудно сказать, в этой массе, машина шла сама или ее толкали. Шум, крики заглушали все. Потом море людей, заполнивших всю площадь перед аэропортом, встреча ребят у трапа самолета, уставших и счастливых, многие плакали, по крайней мере, никто не стеснялся. Какие были имена: А. Прокопьев, М Сушинский, М Соколов. В этот день болельщиком команды стала вся область. Крупные победы «Авангарда» были и позже, но таким искренним и счастливым Омск я больше никогда не видел.

Интересно, догадается ли клуб или спортивная общественность, СМИ, телеведущие спортивных программ, наконец, вернуться к победным дням из жизни «Авангарда»?

Read 20980 times Last modified on Thursday, 10 April 2014 18:15

The Tennessee Titans have rescheduled practice so they can watch the first eclipse to grace the continental United States in 38 years. Elvis Dumervil JerseysThe Baltimore Ravens prefer to watch film.

During the peak time to see the cosmic event, Joe Flacco Jerseysthis Monday, the Ravens will be sitting in meetings.

Ravens coach John Harbaugh asked Saturday whether the eclipse could be seen in Maryland. A reporter told him that the sun will be 80 percent covered by the moon.

"Eighty percent? It's not 100 percent here?" C.J. Mosley JerseysHarbaugh said with a smile. "We're chasing perfection here."

If the Ravens were to do something, the team would need to find a lot of protective glasses.

"I don't want to blind anybody," Harbaugh said.

To put it in perspective, Dennis Pitta JerseysHarbaugh was in high school and general manager Ozzie Newsome was in his second year as a Cleveland Browns tight end when the last eclipse could been seen by the entire United States.