Корреспонденция фонда

В последние месяцы в пресс-службу регионального общественного фонда «Духовное наследие» поступает большое количество вопросов и обращений по теме, не касающейся издательской деятельности фонда. Вирус COVID-19 круто изменил повестку: напугал людей и заставил почувствовать себя растерянными и незащищенными. Между тем на информационных ресурсах региона размещено множество прогнозов и оценок, в том числе или в большей степени касающихся состояния готовности и мер, принимаемых региональной системой здравоохранения в борьбе с эпидемией COVID-19. Также нещадно эксплуатируется тема эффективности действий системы областного здравоохранения в недавнем прошлом и в настоящем времени. Президент фонда «Духовное наследие»  Леонид Полежаев ответил на несколько вопросов. 

Что Вы думаете о характере эпидемии? Была ли у нас ранее ситуация, сопоставимая по сложности? Какую роль, на Ваш взгляд, сыграла оптимизация системы здравоохранения и способствовала ли она противодействию такому глобальному вызову сегодня?

Действительно, COVID-19 оказался настолько резвым вирусом, что за короткое время буквально накрыл всю планету. Нечто подобное происходило в 19-20 годах прошлого века, когда мир столкнулся с эпидемией оспы. Тогда вирус унес столько человеческих жизней, что количество жертв было сопоставимо с потерями в Первой мировой войне. Он смерчем пронёсся по цивилизованной Европе. Все это, конечно, подзабылось, особенно у нас, в России. Европа справилась с эпидемией, разработав вакцину, которая уже 100 лет бережет всю планету от отметин этой страшной болезни. Что касается сегодняшней «вирусной атаки», то идет много, на мой взгляд, второстепенных споров о характере вируса – он искусственный или естественный? Я считаю, что этот вопрос сегодня не главный: найти средство борьбы с вирусом гораздо важнее, чем разобраться в природе его происхождения. Понятно, что мы не можем не заметить цикличность:  COVID-19, пожалуй, можно назвать «оспой» 21 века. 

Казалось, что человечество победило все возможные напасти: чуму, холеру, испанку, оспу. Но природа дала новую загадку: «Вы справились со многим, но попробуйте одолеть меня, COVID-19!» 

Действительно, если старые беды были связаны с очевидным несовершенством медицины, антисанитарией и вынужденным пренебрежением людей к своему здоровью, то что же происходит сегодня? Как объяснить налёт вируса на благополучную Европу с её высоким культурным уровнем, благополучной и богатой медицинской системой, с её надёжной социальной защитой? Италия, Испания, Англия, Германия – почему большие жертвы понесли именно они? 

Дело в том, что хорошо отлаженная система здравоохранения, выстроенная на бездефицитном лекарственном обеспечении и доступном своевременном патронаже, переместила борьбу с болезнями в домашние условия, резко сократив число стационаров и коечных мест в медучреждениях. Самый сильный удар пришелся по возрастной группе – людей, пытавшихся по привычке справиться с недугом в домашних условиях или проживающих в интернатах и хосписах. Организовать серьезное лечение без наличия коечной сети трудно, и за эту неподготовленность в Европе заплатили жизнями. Это тот самый случай, когда российское здравоохранение оказалось в лучшем положении, по сравнению со своими зарубежными коллегами, поскольку имело большой запас коечных мест в стационарах.  Даже с учётом недостатка оборудования и защитных средств – шансов вылечить людей у нас оказалось больше. 

Оптимизация системы здравоохранения в стране и, конечно, в Омской области, наверное, дело хорошее и даже необходимое для отдаленной перспективы. Но сегодня, в условиях пандемии, она точно не нужна и не поможет. Зачастую, мы сами становимся заложниками «реформ ради реформ»  в поиске одного универсального средства для всех –от Балтики до Тихого Океана. Как правило, «чудодейственный кристалл»  не находим, но легко расстаемся с тем, что накоплено опытом поколений и нуждается куда больше не в разрушении, а во вдумчивом переосмыслении и крайне осторожной унификации всей системы уже действующих механизмов. На местах оно всё есть, но разное: одно дело в Вологде, Краснодаре, Тамбове, Урюпинске, другое – на Урале, и совершенно иное – в Сибири и на Дальнем Востоке. Поверьте, что везде есть опытные врачи, организаторы, на которых держатся региональные системы здравоохранения. И если кто-то уверен, что знает, как из Москвы лучше организовать здравоохранение в Сибири или на Дальнем Востоке, предположу, что он переоценивает свои силы или просто глубоко заблуждается. 

Эту идею – доверия к территориальной компетентности – я точно знаю, разделяет Владимир Путин. Не только проблемы здравоохранения, но и сферы образования и региональной экономики должны решаться на местах. Об этом Президент не раз заявлял во время рабочих встреч с губернаторами.  Ведь к чему приводят «лихие набеги» дистанционной мысли теоретиков из федерального центра на региональные системы – известно всем.  

Не знаю, как в Европейской части России (хотя, конечно, знаю! – там большая плотность населения, потери не так заметны), но Сибирь, Дальний Восток, где по 2 человека на квадратный километр и огромные расстояния…Закройте  в любой нашей деревне школу, ФАП или сберкассу – и все, нет этой деревни! Жители региона лихо ищут себе места в Краснодаре, Ростове, ещё где-то, где не утрачена инфраструктура и климат не сибирский. Владимир Путин это очень хорошо понимал и до поры сдерживал подобные новации, часто бывал в Сибири не с формальными поездками, а с искренним желанием понять и увидеть происходящее на местах. Но сегодня что-то изменилось. Поверьте, нельзя сопоставлять по значимости ФАП или участковую больницу в Липецке или Воронеже  с подобными медпунктами в Усть-Ишиме, Тевризе или любом другом уголке Сибири. Я знаю эту систему и много уделял в свое время ей внимания, может, поэтому до сих пор живы все районные больницы. Я хорошо знаю потенциал Омской медицинской академии, равно как и профессиональный уровень омских врачей. Я не подвергал его сомнению и не мешал одаренным врачам искать себя в клиниках столичных городов. В Москве, Петербурге, крупных городах Швейцарии, Германии, Америки или на Балканах – везде можно найти омских врачей. Я вижу, как самоотверженно сейчас врачи борются за жизнь каждого человека. Они рядом с нами, и демонстрировать уважение к их изнурительному труду можно не только комплиментами-лозунгами на уличных баннерах. Помогите им, не мешайте, не плюйте им лицо: никто не имеет права в этой сложной ситуации чувствовать себя носителем абсолютной истины и экспериментировать, предрешая судьбу многих и ставя под удар чужие жизни.

- В городе ходят слухи, что москвичи хотят приватизировать лечебные учреждения, предварительно укомплектовав их своими кадрами якобы по причине низкой квалификации омских врачей, и вроде бы все это инициирует ваш друг – Абрамович.

Все это не ново, подобные «перепевы» слышу уже 30 лет. Омский «политически средний класс» никак не может (или скорее не хочет) вырулить из наезженной колеи: или нет идей, или просто лень. С упорством, достойным куда лучшего применения, десятилетиями вдалбливают в головы омичей, что все зло и все неудачи в Омске – от Полежаева и Абрамовича. Вот и в этот раз никакие «треклятые москвичи» ничего не собираются приватизировать. Если москвичам потребуется обладание имущественным комплексом омской региональной системы здравоохранения или их убедят в этом, то, с большей степенью вероятности, они построят новые лечебные центры  – это точно дешевле, чем ремонтировать городские больницы постройки 60-х годов прошлого века, зачастую уже не отвечающие современным медицинским стандартам. Знаете, есть очень меткое выражение, жалко, не моё, а Джонатана Свифта, если кто знает это имя. Он говорил: «Клевета наносит удары обыкновенно достойным людям: так черви предпочтительно набрасываются на лучшие фрукты.» Абрамовича с Полежаевым охотно обвиняют и в потере «Авангарда» и «Арены Омск», хотя вряд ли кто-то даже в агонии может себе вообразить, что я бы отпустил хоккей из региона на неопределенный срок. Даже если б землетрясение сравняло бы полгорода с землей, омичи продолжили бы наблюдать за игрой команды. По билетам на хоккей, а не на самолёт.

 Происхождение новой волны слухов, возможно, обусловлено тем, что еще в начале режима самоизоляции, прогнозируя, как будут развиваться события дальше, я воспользовался своими личными связями в благих целях – для того, чтобы попытаться заблаговременно оказать помощь омским лечебным учреждениями. Я обратился ко многим состоятельным людям и организациям, некоторые из них откликнулись, в числе таких благотворителей оказались и структуры, близкие к Роману Абрамовичу. Удалось приобрести часть защитных средств, оборудования и расходных материалов – об этом, кстати, хорошо осведомлен губернатор Омской области Александр Бурков, хотя мы с ним не общались на эту тему. Вот и вся история, построенная на хронических слухах, что в Омске «опять кто-то что-то хочет украсть, но не знает, где спрятать». Вся помощь (и жаль, что её мало) безвозмездно передана в лечебные учреждения региона.

- Мы помним годы, когда людей пугали «свиным» и «птичьим» гриппом – были ли те угрозы значительны? Как Вы действовали тогда, отличаются ли ситуации и принципы реагирования власти?

- Есть большая разница между «тогда» и «сейчас», она обусловлена многими факторами и каждый волен при желании и наличии свободного времени поупражняться в анализе самостоятельно. Могу сказать лишь то, что по-человечески я просто обрадовался, когда Президент передал инициативу по борьбе с эпидемией на места губернаторам – это очень ценная свобода, когда в критических ситуациях, тебя избавляют от советчиков, «контролёры» из центра не висят на твоих плечах, ведь в противном случае это очень дезорганизует дело и провоцирует ведомственную разобщенность. Как получилось на самом деле, судить не берусь. Я занимаюсь своим делом и предпочитаю не лезть в чужие дела. Убежден, что у руководства региона есть более современные управленческие решения, которыми команда успешно пользуется, самое главное, чтобы эти решения вызывали доверие у людей. Без доверия у власти ничего не получится. 

- Как Вы провели месяцы самоизоляции? Соблюдали ли масочный режим и рекомендации оставаться дома?

Я провел это время, как и большинство жителей России и Омской области, ощущая некоторый дискомфорт от недостатка свободы и живого человеческого общения, однако не скатился ни в уныние, ни в безделье. У меня по-прежнему много планов и достаточно работы. У фонда сорвалась презентация изданной нами книги об Исилькуле, но мы обязательно её проведем, когда это станет безопасно. В эти же месяцы была издана прекрасная книга важного для меня человека – Олега Владимировича Шишова, рукопись которой я с удовольствием прочитал еще задолго до всей этой истории с пандемией. Кроме того, я рад, что сегодня могу анонсировать для всех почитателей прекрасного еще одну книжную новинку – в конце июля из печати выйдет третий том альманаха «Три века омской культуры», посвященный изобразительному искусству. Весь тираж будет безвозмездно передан в библиотеки и региональное отделение Союза художников России. А если о том, что касается необходимости ношения масок – это неплохо не только в гигиенических целях, но и с точки зрения обыкновенной эстетики: я заметил, что многим нашим людям маска к лицу. Она отлично скрывает отпечатки неврозов и злобную мимику. Читайте, дорогие омичи, и будьте добрее. 

Материал подготовлен

пресс-службой фонда "Духовное наследие"

Read 802 times

The Tennessee Titans have rescheduled practice so they can watch the first eclipse to grace the continental United States in 38 years. Elvis Dumervil JerseysThe Baltimore Ravens prefer to watch film.

During the peak time to see the cosmic event, Joe Flacco Jerseysthis Monday, the Ravens will be sitting in meetings.

Ravens coach John Harbaugh asked Saturday whether the eclipse could be seen in Maryland. A reporter told him that the sun will be 80 percent covered by the moon.

"Eighty percent? It's not 100 percent here?" C.J. Mosley JerseysHarbaugh said with a smile. "We're chasing perfection here."

If the Ravens were to do something, the team would need to find a lot of protective glasses.

"I don't want to blind anybody," Harbaugh said.

To put it in perspective, Dennis Pitta JerseysHarbaugh was in high school and general manager Ozzie Newsome was in his second year as a Cleveland Browns tight end when the last eclipse could been seen by the entire United States.