Памяти Дмитрия Хворостовского

О Дмитрии Хворостовском я узнал раньше, чем услышал его голос.

Рассказала мне о нём (и о других российских певцах, выступавших на зарубежных сценах) Галина Вишневская, с которой я находился в дружеских отношениях давно и очень этим дорожил. О Хворостовском она говорила больше, чем о ком-либо. Кто-кто, а уж она-то понимала истинную глубину его таланта: обычно очень критичная ко всем, она не была щедра на похвалу, но здесь было что-то другое, понятное, может, только ей – в оценке силы его голоса и творческой харизмы.

Может, это заочное знакомство так осталось бы на уровне обсуждения, и я бы услышал голос Хворостовского, как и многие – в записи, если бы случайно не узнал о его скором приезде в Россию, где Маэстро собирался дать несколько концертов. Не воспользоваться этим случаем было нельзя! Я обратился в министерство культуры РФ с просьбой поддержать моё приглашение Дмитрию Хворостовскому дать концерт в Омске. Честно говоря, я мало надеялся, что оно будет принято певцом, тем более что Омск был не очень известен как музыкальный город. Я немало удивился, когда министр культуры области доложил, что у Дмитрия Хворостовского запланирован концерт в Красноярске, но по пути он может сделать остановку на одно выступление в Омске… Оно состоялось: удивление и волнение омской публики было очевидным, это было невозможно не почувствовать! Надеюсь, что наши ценители музыки помнят тот концерт, бурную встречу, бесконечные аплодисменты и вызовы «на бис». Зал стоял и долго не отпускал певца.

Вот так и познакомились. После концерта мы с ним уехали в гостиницу: усталости Хворостовский не ведал – проговорили почти до утра. Открытость его была удивительна! После этой встречи, когда я узнавал, что Маэстро вновь собирается в Россию, просто звонил ему, и он всегда в своих программах находил место для Омска. Помню, один раз Дмитрий приехал с женой – очаровательной итальянкой Флоранс, которую он называл коротко – Флора, она уже сносно говорила на русском языке. Трогательно было видеть их вдвоем: их общение друг с другом; казалось, что Флора – очень красивый цветок на фоне этого высокого и могучего Сибирского гиганта. Она ничему не удивлялась: все, чему можно было удивляться в России, было в нём, в Дмитрии.

Дмитрий Хворостовский был собеседником ярким и вдумчивым, казалось, ему интересно всё. Интересно было и его восприятие – человека, долго живущего за рубежом, – нашей российской действительности. Он ничего не подвергал остракизму, свою Родину он воспринимал как цивилизацию, не деля её на эпохи, царей, секретарей и президентов. Россия для него была огромным материком, имевшим свое значительное место в мировом культурном пространстве. Хворостовский был горд тем, что он русский: да вся его фигура, голос были лицом России. Сейчас, когда всякая шпана мнит себя патриотами, передо мной зрительно встает его могучая фигура и его «Дубинушка»; просто невероятно, кого потеряла Россия!

Время не позволило укрепиться нашей дружбе так, как это случилось с Галиной Вишневской, Ильей Глазуновым, Эрнстом Неизвестным! Я не смог воспользоваться его приглашением посетить концерт в Лондоне, где он жил, он не смог воспользоваться моим правом пригласить его на игру русского клуба «Челси». А потом случилось то, что закончилось трагедией.

Мне совершенно понятен его гражданский поступок, решение разделить свой прах между двумя городами – столицей его Родины, и городом, где он родился. Не только красноярцам, но и всем сибирякам должно гордиться тем, что сын Сибири достойнейшим образом представлял на подмостках всех великих сцен мира истинное лицо своей Родины, своего народа.

Покойся с миром, Дмитрий. Твоей звезде гореть еще долго. 

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                             Л. К. Полежаев
Прочитано 235 раз

The Tennessee Titans have rescheduled practice so they can watch the first eclipse to grace the continental United States in 38 years. Elvis Dumervil JerseysThe Baltimore Ravens prefer to watch film.

During the peak time to see the cosmic event, Joe Flacco Jerseysthis Monday, the Ravens will be sitting in meetings.

Ravens coach John Harbaugh asked Saturday whether the eclipse could be seen in Maryland. A reporter told him that the sun will be 80 percent covered by the moon.

"Eighty percent? It's not 100 percent here?" C.J. Mosley JerseysHarbaugh said with a smile. "We're chasing perfection here."

If the Ravens were to do something, the team would need to find a lot of protective glasses.

"I don't want to blind anybody," Harbaugh said.

To put it in perspective, Dennis Pitta JerseysHarbaugh was in high school and general manager Ozzie Newsome was in his second year as a Cleveland Browns tight end when the last eclipse could been seen by the entire United States.